Рассказ #1 Часть восьмая - Знахарь.

Нетакий понял, что задремал, только когда проснулся. Кто-то заботливо укрыл его плащом и уложил на солому. В сенях было темно, но по свету, пробивавшемуся через не плотно закрытую дверь, было ясно, что солнце уже встало. Давно ли? Старик с каким-то равнодушием вспомнил о караване — не страшно, будет другой. Из дома донеслось глухое постукивание. Милосерда! Как она?!

Старик тяжело поднялся и пошел на звук. открыв дверь он остановился на пороге что бы осмотреться — комната в доме была всего одна, но просторная. Пол опущен ниже уровня земли почти на метр, к сеням ведет широка лестница, сложенная из половинок бревен. Вот почему снаружи дом кажется таким низким. Внутри же оказалось, что потолок достаточно высокий и весь увешан пучками трав, связками корений и гроздьями сушеных ягод. В самом центре очаг, а вокруг него несколько столов с посудой: горшки, кувшины, миски, плошки, ступки, множество склянок и флаконов. Вместо дымохода лишь отверстие в потолке — так обычно строят на севере. Два окна на противоположных стенах, справа и слева от входа, дают достаточно света, возле одного из них лежит куча соломы и веток, возле другого — обитый медью сундук и еще один стол. Возле этого стола и стоял сейчас хозяин хижины, перетирая что-то в тяжелой каменной ступке. Пестик глухо стучал, издавая тот самый звук, который привлек внимание Нетакия.

— Заходи, заходи! Располагайся — произнес знахарь, заметив старика, — сейчас чай согреется, завтракать будем.

— Долго я спал?

— Нет. Часа Два всего, — у знахаря был глубокий приятный голос. Говорил он неспешно, чуть растягивая слова, — солнце вон, только еще встало.

— Как Мила?

— Поправится. Крови из нее много вышло, но она молодая, сильная. Спит сейчас, — и знахарь мотнул головой куда-то вглубь хижины. Только сейчас Нетакий заметил возле дальней стены, сплошь увешанной полками, низкой ложе — несколько бревен, уложенных рядком и застеленных лапником и шкурами. Просто, но надежно. На этом ложе, укрытая лоскутным одеялом и спала Милосерда. Она была очень бледна, но дышала ровно.

— Ты садись пока, отдохни. Я скоро закончу, — знахарь улыбнулся теплой располагающей улыбкой. Старик опустился на сундук и в свете утреннего солнца смог хорошо рассмотреть гостеприимного хозяина — сейчас он уже выглядел не таким устрашающим и Нетакий еще раз напомнил себе о том, что первое впечатление частенько бывает обманчивым.

Знахарь был велик ростом и широк в плечах, его огромные руки напоминали руки кузнеца и было странно видеть как они управляются с кухонной утварью. Лицо его было открытым, живые голубые глаза светились добротой, а мелкие морщинки в уголках добавляли взгляду лукавства. Густые, начавшие седеть волосы до сих пор не были причесаны и спадали на плечи неопрятными лохмами, старик заметил даже несколько листьев, запутавшихся в прядях. И в бороде тоже… А из одежды только простая рубаха из небеленого льна и такие же штаны. Ноги босы, ступни испачканы в земле...

Нетакий вдруг очень ясно вспомнил все события прошедшей ночи: луна в полной силе, лекарь будет только утром, следы копыт возле дома, безумный, горящий взгляд...

— Это ведь ты нас всех ночью разбудил? Когда пожар начался?

Знахарь на секунду замер, а затем добродушно улыбнулся и все так же неспешно сказал:

— Узнал меня, значит? Ну, так-то оно и лучше, — он заглянул в ступку, что-то прикидывая и пошел к очагу, — пожар в лесу — дело серьезное. Его никак допускать нельзя, — он снял с огня чайник и принялся колдовать над плошками заваривая чай

— А деревенские что же? Знают?

— Знают, — кивнул знахарь, и пристально посмотрел на старика, — Да не признают. Народ-то темный. Суеверный… Ну, ка! Подсоби! — вдвоем они накрыли на стол. Хозяин дома достал с одной из полок горшочек меда, корзинку с пряниками и связку баранок, в чашках дымился ароматный травяной чай, над огнем булькало растертое в ступке снадобье, распространяя по хижине пряный горьковатый аромат.

— Ну, что ж, — усевшись за стол, начал хозяин, — Будем знакомы. Звать меня Неместом, живу здесь… вот уж лет десять или даже поболее, коли память не подводит, — он отхлебнул чаю, закусил баранку и вопросительно посмотрел на гостя приподняв брови, словно предлагая продолжить.

— А меня Нетакием звать, — ответил старик и в свою очередь отхлебнул ароматного чаю.

— И куда же путь держишь, Нетакий?

— Да, куда глаза глядят. Иду, бреду, где понравится, там задержусь, куда дорога повернет, туда и сворачиваю.

— А чего ж не месте тебе не сидится?

Нетакий задумался, словно прикидывая стоит ли отвечать, снова хлебнул чаю и пожал плечами:

— То история долгая.

— А мы вроде и не торопимся, — улыбнулся Немест. И такой теплой и открытой была эта улыбка, что старик невольно поддался ее обаянию:

— Я в столице жил. Мы с женой лавочку держали, я корзины плел, она тоже, с того и кормились… Мудрена моя ногами болела, из дома почти не выходила, а как третьего родила, так еще и слепнуть стала, а уж после пятого совсем плоха стала, — лицо старика осунулось, взгляд потускнел, — Она все мечтала мир повидать, а само-то что на улице делается разглядеть не могла… Да, видать, лучше многих видела, — Нетакий устремил взгляд за окно и глаза его затуманились слезами, — помню, все твердила она, что мир не такой ка мы привыкли думать, что мы просто многого не понимаем, не туда смотрим, не замечаем, не желает признать, — он покачал головой, сглотнул подступивший к горлу ком и, и вдруг решительно затряс бородой, — Вот тогда-то я и решил, и перед всеми духами, которых смог припомнить, поклялся, что если только сил достанет, весь свет обойду, а найду тот мир о котором она мне говорила! Ведь если слепая его видит, нешто я не разгляжу?!

— Видать жену свою ты сильно любил, — старик кивнул, а знахарь наполнил опустевшие чашки и снова улыбнулся, — сила в тебе есть, какой в других не сыщешь. Ты уж мне поверь, я это чую! Не каждый так сможет — не видя, поверить, да жизнь свою переменить.

Нетакий только покачал головой, но глаза его снова блеснули хитринкой:

— Да, что я? Жена померла, дети выросли, а о прошлом жалеть — духов гневить!

— И то верно, — согласился Немест.

Тут застонала на своем ложе Милосерда и знахарь поднялся проверить как она. Нетакий тоже встал.

Девушка проснулась, знахарь дал ей воды и спросил как она себя чувствует:

— Сил совсем нет, — слабо ответила она.

— А узнаешь ли меня? — она кивнула и добавила:

— И тебя… И Нетакия.

— А помнишь ли что случилось?, — дочь старейшины зажмурилась и из-под ресниц блеснули слезы:

  — Малыш, — Нетакий скорее догадался, чем услышал.

— Тише, тише, — успокоил ее Немест, — В порядке он! Испугался только — час по лесу кружил! — глаза девушки распахнулись и она посмотрела на знахаря словно не веря ему, а тот продолжал:

  — Он как огонь увидел, так в окно и сиганул! На ногах-то еще не держится, а на на лапах шустро бегает, тут луна ему подсобила нынче. Он уже дома. Я проследил.

Милосерда успокоилась, даже нашла в себе силы улыбнуться и закрыв глаза снова задремала.

— Так что же ребенок?

— Медведем будет, — кивнул Немест, — Родители его пока прячут, за ведуньей в соседнюю деревню пошли, все надеются, что она его вылечит, — знахарь хлопнул рукой по колену и резко встал, — Никак в ум не возьмут, что это не со стороны приходит! И если уж таким уродился, то никакая ведунья тебе не поможет! Зверя из себя не вытравишь!

— Но ты-то смог?

— Не вытравить! А совладать с ним, примириться! Сдружиться с ним, понимаешь? А они говорят — порча! топить его хотели, что бы заразу не разнес! И ко мне идти с ним боятся… — он замолчал. Нетакий тоже не решался заговорить. Наконец Намест продолжил:

— Их понять-то можно… Столько лет их оборотнями пугали, им теперь даже заговорить об этом боязно. Меня вроде приняли, да и то лишь потому, что я им полезен. Днем еще ничего, привечают, а по ночам, за версту обходят! Делают вид, что не догадываются. Словно запрещают себе правде в глаза взглянуть! — и он с досады махнул рукой, — Что уж там. Их, видать, не переделаешь. А мне бы свой век дожить и ладно будет.

Нетакий молчал задумчиво теребя бороду. Он хорошо знал как трудно переубедить людей — он говорил Мудрене, что ее фигурки хорошо продаются, а сам прятал их в сундук — никто не хотел их покупать, боялись.

Старик посмотрел на знахаря. Вспомнил людей из деревни, ночной разговор за столом… Такие стены возводятся долго и в одночасье их не сломаешь. Может быть время расставит все по своим местам.

— Ладно, — Нетакий поднялся, — спасибо тебе за чай, за кров, за заботу, да пора мне и честь знать. В деревне, небось, меня уже хватились.

— Ступай, — кивнул знахарь, — Да старейшине скажи, что дочь его в порядке, пусть не волнуется. А дня через два навестить сможет, — он обнял старика. На том и распрощались.

Обсудить у себя 6
Комментарии (13)

Крууть)

Классно же спасибо, милая Полли. Фантазируй исчо

Постараюсь 

Ты — гений!

Да ладно!

оу, на одном дыхании читается! Круто. И имена какие говорящие

Да. псевдославянские имена — моя страсть 

Я уже представляю, как ты отыграешься на собственных будущих детях 

не. я как раз на персонажах отыгрываюсь, чтобы ни один ребенок не пострадал от мамашиного креатива 

Момент про фигурки очень трогательный 

Спасибо 

Больше рассказов!

Подожди, дай хоть один закончить 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: